NRegion

PDA version   Export RSS/XML     English Google translate    
Internet Publishing

Новости
Политика
Экономика
Геополитика
Общество
Право
Бизнес

 Грузия
 Армения
 Азербайджан

Получать новости на E-mail:



Политика
Миротворцы не утратили свою роль - это Тбилиси и Цхинвали не дают им работать...
"Лично я вижу республику Южная Осетия, со всеми соответствующими атрибутами власти - в составе Грузии и при наличии интеграционных связей с Северной Осетией". Фото: ИнтерПрессНьюс
08.11.2006
"Лично я вижу республику Южная Осетия, со всеми соответствующими атрибутами власти - в составе Грузии и при наличии интеграционных связей с Северной Осетией". Фото: ИнтерПрессНьюс

Версия для печати ·
Добавить в избранное ·

"Альтернативная Центральная Избирательная Комиссиия" непризанной республики Южная Осетия приступила к работе. Параллельная избирательная администрация расположилась в селе Эредви, где в основном проживает грузинское население зоны конфликта.

Наибольшей активностью среди "альтернативных кандидатов" на пост главы непризнанной республики Южная Осетия отличается бывший представитель де-факто властей РЮО Дмитрий Санакоев. Многие грузинские эксперты и ряд официальных представителей властей возлагают на него большие надежды.

Что он предлагает Тбилиси и Цхинвали? Почему считается, что его поддерживают грузинские власти? Чем его позиция отличается от взглядов режима Эдуарда Кокойты? На эти и другие вопросы в интервью ИА "Интерпресс Ньюс" отвечает Дмитрий Санакоев.

Главный пункт Вашей предвыборной кампании - восстановление мира между грузинами и осетинами. Каков рецепт достижения этой цели?

- Хотел бы отметить, что главным пунктом моей предвыборной программы является не только восстановление мира между грузинами и осетинами, но и восстановление мира в Южной Осетии. В случае избрания меня президентом, мы обратимся к мировому сообществу, а также к Грузии и России с тем, чтобы замороженный ныне мирный процесс начал развиваться в позитивную сторону с участием российских миротворцев и всех сторон, вовлеченных в этот процесс.

Функции миротворцев должны быть усилены таким образом, чтобы в зоне конфликта кроме миротворцев не находилось никаких вооруженных формирований, то есть должна быть осуществлена демилитаризация зоны конфликта.

Это первые шаги. Потом же наши усилия будут направлены на восстановление разрушенной экономики и народного хозяйства. Идя в этом направлении, мир, я думаю, будет достигнут.

Какие шаги Вы намерены предпринять для восстановления доверия между народами?

- В первую очередь надо разоружаться. Если мы договариваемся о мире, то мы должны разоружиться - показать всем, что мы не хотим войны. Если в этом мы сможем достигнуть согласия, то первый шаг к миру будет сделан.

Что же касается других шагов, то они будут направлены на налаживание культурных связей, создание совместных предприятий и так далее.

Вы не поддерживаете вывод российских миротворцев и считаете, что они поддерживают мир в регионе?

- Естественно, они это уже доказали, когда пришли в этот регион в 1992 году. Просто сегодня вокруг Миротворческих Сил складываются какие-то негативные обстоятельства. Роль миротворцев сильно принижается, как грузинской, так и юго-осетинской стороны.

Лично я считаю, что в зоне конфликта должны быть только миротворцы и не должно быть никаких других вооруженных формирований.

Значит, Вы не поддерживаете предложение Тбилиси об интернационализации миротворческих сил?

- Высказывания в адрес миротворцев о том, что они не могут контролировать зону конфликта, преждевременны. Пока миротворцы свою роль не утратили. Им просто не дают работать.

Сегодня в зоне конфликта присутствуют вооруженные формирования Южной Осетии и Министерства Обороны Грузии. Вот они, как раз и не должны быть там. Пусть все уйдут. Там совместно должны работать только грузинская полиция и юго-осетинская милиция.

Но в Тбилиси сомневаются в объективности миротворцев, считая, что они устраивают провокации между грузинами и осетинами?...

- Пример этому уже был в 1992 году. До 2002 года миротворцы нормально справлялись со своими обязанностями. Потом все изменилось. Причем изменилось совсем не по вине миротворцев, а тех руководителей, которые пришли к власти и начали диктовать Миротворческим Силам свои условия.

Мандат миротворцев ничем не должен был быть ограничен. Однако он все же был ограничен. Раньше население зоны конфликта всегда верило миротворцам. В последнее же время, по вине острых политических разногласий, миротворцев как бы вывели за пределы их полномочий. Они оказались как бы между двух огней, вместо того чтобы решать задачи, предписанные им мандатом.

Вы были премьер-министром и главой МО в правительстве Южной Осетии? Чем объяняется Ваш оппозиционный настрой к режиму Эдуарда Кокойты?

- Я действительно был премьер-министром и министром обороны Южной Осетии. Но я не работал в правительстве Эдуарда Кокойты, а представлял кабинет его предшественника - Людвига Чибирова. А с приходом к власти Эдуарда Кокойты, в соответствии с конституцией подал в отставку.

Мои противоречия с Эдуардом Кокойты всегда сводились и сводятся к тому, что вопросы по Южной Осетии не следует решать военным путем. Их надо решать исключительно мирным путем. В этом и есть наши с ним коренные разногласия.

Как вы относитесь к тому, чтобы Южная Осетия стала частью РФ? Вы видите будущее Южной Осетии в составе Грузии, или считаете ее независимой страной?

- Мы уже 16 лет заявляем всему миру, что Южная Осетия является независимым государством. До этого мы еще говорили, что хотели бы видеть себя в составе Российской Федерации. Но одно дело желать этого, и другое - как это сделать. Методы, какими решил это сделать Эдуард Кокойты - это не тот путь, на котором можно добиться успеха.

Ни Америка, ни Россия и никто иной не имеет права посягать на территориальную целостность другого государства. Чем раньше мы помиримся и построим новое государство, тем скорее наступит мир и благополучие.

Лично я вижу республику Южная Осетия, со всеми соответствующими атрибутами власти - в составе Грузии и при наличии интеграционных связей с Северной Осетией.

Насколько свободно проходит Ваша предвыборная кампания, и проводится ли она в самом Цхинвали?

- К сожалению, ввиду многих причин, мое посещение Цхинвали ограничено режимом, который там установлен. Но это временное явление. В скором будущем все нормализуется. Когда народ поймет, где правда, тогда можно будет вести работу и в самом Цхинвали, и в осетинских селах.

Возможно ли обострение обстановки в день проведения выборов и что они могут принести?

- День выборов - праздник для любого нормального государства. Наверное, особой напряженности не будет. Но действия определенных деструктивных элементов вполне возможны.

Беседовала Анна Тутберидзе, ИА "Интерпресс Ньюс"



19.11.2018
Медицинский туризм в Грузии вырос за год на треть

19.11.2018
Грузия получила в дар уникальную карту Кавказа XVIII-го века

19.11.2018
За 10 месяцев в Грузию поступили переводы на сумму 1.300.000.000 долларов

19.11.2018
Грузию посетит легендарный писатель Эрик-Эмманюэль Шмитт

19.11.2018
Грузинский ресторан в Портленде попал в ТОП-13 лучших в США

15.11.2018
Золото вошло в Топ-10 экспортных товаров Грузии

15.11.2018
Задолженность перед банками ставит новые рекорды

14.11.2018
В Грузии открывается Посольство Саудовской Аравии

14.11.2018
В Грузии откроется Посольство Норвегии

14.11.2018
Грузия потеряла от внешней торговли около 5 миллиардов долларов


Copyright © NRegion, 2005 — 2019
info@nregion.com | Об издании


Источник: http://www.otzyvy52.ru/afalina-parikmaherskaya.html.