NRegion

PDA version   Export RSS/XML     English Google translate    
Internet Publishing

Новости
Политика
Экономика
Геополитика
Общество
Право
Бизнес

 Грузия
 Армения
 Азербайджан

Получать новости на E-mail:



Геополитика
Противоестественное в истории не приживается
4/5 территории Украины могут рассматриваться соседними государствами в качестве зоны своих исторических претензий
02.06.2006
4/5 территории Украины могут рассматриваться соседними государствами в качестве зоны своих исторических претензий

Версия для печати ·
Добавить в избранное ·

Подготавливая эту статью, все время держал в голове упрек, неоднократно воспроизводимый в дискуссиях на форуме "по украинскому вопросу" - почему "москали" отказывают украинскому народу в праве на полноценную, самостоятельную  государственность?

И, правда, почему?

Хотя лукавый вопрос, конечно. Строго говоря, русская государственность и создана на территории современной Украины, а Киев - "мать городов русских". Вполне логично, что именно предки современных украинцев и были в числе тех, кто основал на Руси первое государство. Кто бы это отрицал? Как и то, что строгая линия современного российского государства идет от "самопровозглашенного" государства Владимирской Руси, отколовшегося от Руси Киевской. Но стоит ли принимать в расчет средневековую разборку князей? К тому же и Юрий Долгорукий, и его сын, уже полноценный владимирский государь Андрей Боголюбский - это именно киевские князья, как и все их потомки до самого Смутного времени.

Фактически, современное Российское государство - это и есть государство всех трех ветвей русского народа, и оно принадлежит украинцам в не меньшей степени, чем великороссам. И теперь так получается, что украинцы отказываются от собственного многовекового государства как от "неправильного" и, фактически на пустом месте пытаются создать новое, "самостийное" государственное устройство.

То, что Россия - это государство украинское в не меньше степени, нежели великоросское, доказывает не только тот факт, что изначально им управляли те же самые потомки киевских князей - ни много, ни мало, а 500 лет. И даже не то, что историческая Переяславская рада документально оформила не присоединение, а воссоединение Украины с Россией. Уже в советский период истории общего государства из 7 его руководителей 4 имели украинское происхождение. И сегодня почти 20 миллионов граждан Украины считают себя русскими, и примерно столько же граждан России являются украинцами.

Нет ничего противоестественней "государственной" границы между Белгородом и Харьковом, где буквально каждый метр земли полит кровью отцов и дедов, бойцов 1-го и 2-го Украинских фронтов Великой Отечественной. И противоестественно, когда ветеран великой войны, защищавший Севастополь, для того, чтобы посетить могилы павших друзей, должен ставить штампик в паспорт как "иностранец", а выходец с территории, никогда не входившей в состав России до 1939-го года, вдобавок воевавший против него в дивизии СС "Галичина" считает эту землю "своей", которую он "защищал" от москалей и большевиков.

Противоестественное

На днях завершилась ликвидация Югославии, последнего федеративного славянского государства к западу от Бреста. Черногория проголосовала за выход из союза с Сербией, что не диктовалось ни национальными противоречиями, ни серьезными внутренними конфликтами. Просто Запад завершил начатое, методично и целеустремленно. Даже условия референдума диктовал Евросоюз, он же выступал и единственным арбитром.

В Восточной Европе не осталось ничего сложносочиненного: Чехия развелась со Словакией, Румынии не позволили объединиться с Молдавией, от Югославии осталось несколько несамостоятельных, слабых демократий с выраженным тяготением кому-нибудь отдаться.

Уже заговорили о распространении процесса выделения национальных государств в Западной Европе: Тосканы из Италии, Бретани и Прованса из Франции, Страны Басков и Каталонии из Испании и даже выделения Шотландии, Уэльса и Ольстера из состава Соединенного королевства.

Фига с два, конечно. В США, может быть, такую тенденцию и поддержали бы, но уж точно не сейчас. И даже не потому, что в Канаде есть Квебек, а в самих Штатах – Техас и Калифорния. Тут никто и объясняться не станет – нет и все. В Восточной Европе можно, а в Западной нельзя. Почему? Потому!

Вполне естественно, что США как постиндустриальная мировая империя стремятся к ликвидации других имперских очагов, даже потенциальных, вполне осознавая в них главную угрозу своему нынешнему положению. Примат национального государства, по принципу – "одна нация – одно государство" дает империи США бесконечное преимущество над мировым сообществом разобщенных наций, причем буквально во всем: в гонке вооружений и научной конкуренции, социальном инновационном моделировании и даже в вопросах культуры. Фактически деструкция имперских очагов – это и есть содержание американской внешней политики на современном этапе.

При этом, поскольку многонациональное государство, сложно устроенное и трудно организуемое, представляет собой более совершенное явление, чем простое национальное государство, то стремление отдельных наций и отдельных регионов организоваться в нечто "имперское" есть всего лишь требование прогресса, то США становятся для них тормозом прогресса и по всем понятиям неизбежным врагом. Как только государство отказывается от прогресса в государственном строительстве, вражда с США немедленно исчезает – правда, вместе с перспективой.

Сейчас мы наблюдаем процесс деструкции имперских амбиций на Ближнем и Среднем Востоке, но в поле зрения Америки всегда находится и постсоветское пространство как важнейший источник имперской угрозы. И неважно, будет ли это ослабленная послеельцинская Россия, несостоявшийся региональный гегемон в лице каримовского Узбекистана или невнятная, рыхлая, но непростительно большая Украина.

Я не помню, но кто-то из депутатов разогнанного Верховного Совета РСФСР сказал, что все республики выходят из СССР маленькими Советскими Союзами. Украина вышла даже совсем не маленьким – 45 миллионов населения на площади, большей чем у Франции или Германии, три бывших советских военных округа и неприкрытое стремление к региональному лидерству.

При этом, несмотря на унитарное конституционное устройство, на самом деле Украина является далеко не монолитным государством. Не говоря уже о Крымской автономии, где сталкиваются интересы татар, украинцев и русского большинства, на территории Украины существует несколько разных территориальных образований, населенных, по существу, разными народами. Есть Восток, где сосредоточено русское и обрусевшее украинское население; есть Запад, где еще помнят, как входили в состав Австро-Венгрии и Польши; есть Одесса и ее огромная область, где население формировалось как 100-процентно переселенческое и даже в большой долее вовсе не славянское.

При этом у этих частей Украины не только этнические различия, которые в иной ситуации были бы и вовсе не существенны, но совершенно разные типы экономики, разные интересы, тоже в первую очередь экономические. Восток тяготеет к России, где сосредоточены основные потребители продукции, источники сырья и энергии. Запад хочет в Европу в качестве источника дешевой рабочей силы, поскольку больше предложить ему нечего. Юг вообще смотрит на Турцию, где сосредоточены для него главные экономические интересы.

Все это скрепляется слабым, аморфным государственным устройством и опереточной, коррумпированной и абсолютно небоеспособной армией. Именно как неспособный к серьезным боевым действиям назвали британские военные украинский контингент в Ираке, куда отбирались "лучшие из лучших". Равно не существует как военная сила и украинский флот, который состоит, по существу, из 1 корабля второго ранга "Гетман Сагайдачный", двух десантных барж и целой флотилии адмиральских катеров.

Разумеется, такое государственное образование соседи могут рассматривать исключительно в качестве законной добычи, а никак не равного и достойного партнера. Тем более что вошедшая в состав России после Переяславской Рады  Украина была территориально ровно в 5 раз меньше, чем современная Украинская Республика. То есть 4/5 территории Украины могут рассматриваться соседними государствами в качестве зоны своих исторических претензий.

Первый, кто стоит на очереди за украинским наследством, конечно, Турция – государство с древними традициями, сильной армией и внутренне глубоко запрятанными, но никогда не забываемыми имперскими амбициями.

Конечно, исторические претензии Турции есть и на Кавказе, где Грузия и Армения входили в состав Османской империи, а крепости Анапа и Азов тоже были турецкими. Но, во-первых, за исключением Грузии, на Кавказе ничего без присмотра не валяется. Армянская армия по общему признанию на сегодня является самой сильной в Закавказье, а войска российского Северо-Кавказского военного округа и российского же Черноморского флота, при всем развале и бессилии, способны наносить и отражать удары. Они, во всяком случае, реально существуют.

Чего нельзя сказать об украинской армии. А вот территорией Османской империи была, без всякого преувеличения, половина территории современной Украины. Помните бегство Карла XIIс Мазепой в Турцию после Полтавской битвы? Так вот, далеко бежать им не надо было – Турция начиналась в 40 километрах за Полтавой.

А Крым вообще, по условиям Кучюк-Кайнарджийского мирного договора, переходил под российское владение при исключительном условии не передавать его третьей стороне. В случае, если Россия или ее преемник передадут Крым другой стране, он немедленно должен вернуться под турецкий суверенитет.

Второй в очереди, безусловно, должна быть Польша. Эта страна, практически полностью обанкротившаяся в ходе экономических и политических преобразований последних лет, продолжает сохранять амбиции регионального лидера. Польша сыграла заметную роль в "оранжевой революции", именно в польской зоне ответственности в Ираке находился украинский контингент. Польша стремится доминировать в украинской приграничной торговле и наращивать объем внешнеторговых операций на Востоке.

Польша, будучи примерно в 2 раза меньше, чем Украина, не может рассчитывать на контроль за всей этой страной. Но в случае раздела Украины, западные украинские территории оказываются под полным влиянием польской экономики, именно Польша оказывается для них "окном в Европу".

Третьим возможным участником "распила" Украины может стать Россия, хотя она сама стоит перед угрозой ликвидации сразу следом. В этом нет никакого исторического несоответствия. Достаточно вспомнить, что Польша приняла вместе с Германией участие в разделе Чехословакии, чтобы вскоре самой оказаться разделенной между великими державами. В случае с Украиной "бывшие империи" могут принять участие в ликвидации "недоимперии", чтобы сразу после этого стать объектом  другой экспансии.

И четвертым участником "концессии" выглядит Румыния, где идеи "Румынии Мара" (Великой Румынии) тоже вполне живы, а Одесская область вполне вписывается в эту картинку.

На месте Украины вполне может появиться сразу несколько государственных образований, каждое из которых будет тяготеть к своему центру силы. Все они будут национальными, достаточно слабыми и вполне управляемыми: Крым (возможно без Севастополя), романизированная Одесса, ориентированный на Турцию Юг, полонизированные Львовщина и Киевщина, "москальские" восточные области.

В Восточной Европе появятся новые центры силы, которые на некоторое время займутся освоением своих призов. Это даст Америке возможность еще некоторое время осуществлять "общее руководство" Европой, экономически ослабит, а не усилит и Турцию, и Россию, и Польшу, и Румынию. И подготовит почву для их последующей дезинтеграции.

Баранов Анатолий, печатный вариант статьи  опубликован в газете "Завтра"


11.02.2017
В Грузии будет открыта новая военная база США

11.02.2017
СМИ Грузии заинтересовалась Германия

10.02.2017
Спад на рынке недвижимости Тбилиси составил за год 30%

10.02.2017
В пригороде Тбилиси будет построен мини-город на 5.000 жителей

05.02.2017
Олигарх Бидзина Иванишвили остался без американской "крыши"

04.02.2017
СМИ для Бидзины Иванишвили - продукт одноразового использования

01.02.2017
"Детский Мир" пал жертвой алчности олигарха?

01.02.2017
Гражданин олигарх нацелился на "аджарскую жемчужину"

27.01.2017
Грузия вновь продолжает жить не по средствам

27.01.2017
Долг перед грузинскими комбанками достиг отметки в GEL 18.900.000.000


Copyright © NRegion, 2005 — 2017
info@nregion.com | Об издании