NRegion

PDA version   Export RSS/XML     English Google translate    
Internet Publishing

Новости
Политика
Экономика
Геополитика
Общество
Право
Бизнес

 Грузия
 Армения
 Азербайджан

Получать новости на E-mail:



Общество
Оголтелое поколение дорвалось до власти в Грузии
Может быть, лет через 50 в Грузии что-то произойдет
17.05.2006
Может быть, лет через 50 в Грузии что-то произойдет

Версия для печати ·
Добавить в избранное ·

Отар Иоселиани: Явилось вдруг оголтелое поколение людей, которые дорвались до власти. Я пока не вижу, чтобы они были озабочены серьезным решением проблем, существующих в моей стране
Известный кинорежиссер Отар Иоселиани заканчивает в Париже работу над новой картиной "Сады осенью". В интервью британской вещательной компании "BBC" он размышляет о искусстве, цензуре и свободе.

На право называть вас "своим" режиссером претендуют несколько стран: для России вы - один из отцов-основателей советской "новой волны", для Грузии - великий грузинский режиссер, а для Франции - корифей французского авторского кинематографа. Как вы определяете "национальную принадлежность" своего искусства?

- Я не знаю, как можно определить, к примеру, таких музыкантов, как Рахманинов. Он что - русский музыкант? Ну, скажем, Мусоргский и вся "Могучая кучка" использовали русский фольклор, и Чайковский использовал его в довольно слабой опере "Евгений Онегин" и в не более блестящей 6-ой симфонии. Это была дань моде, увлечение фольклором и использование того, что было наработано в народе и просеяно через песок веков.

Или, может быть, вы мне скажете, что Декарт - французский философ? Или Монтень? Или что Плутарх - греческий историк? Я не уверен в этом. Поэтому, если определять человека по культурному багажу, которым он оперирует, то можно сказать, что в данный момент я занимаюсь тем, что открылось моим глазам в Европе и во Франции. Я снял фильм в Африке, но это же не делает меня африканским режиссером. Безусловно, использование материала требует определенного уважения к той культуре, в которую вы погружаетесь.

Что же касается Грузии, я не думаю, что я должен считаться грузинским режиссером. Все, что я сделал в Грузии, было сделано вопреки тем правилам и нравственным критериям, каковые существовали в моей несчастной стране в те времена. Я не говорю даже о политических аспектах того времени.

И все-таки культурная принадлежность определяется языком. Вы говорили о музыке, но кино же - синтетическое искусство, где существует текстовая основа. Так что тут, скорее, возникает аналогия с Набоковым, начавшим писать по-английски. Вы пишете сценарии по-французски?

- А как же иначе? Кто сможет понять мой текст, написанный по-русски или по-грузински? Главное для меня, что к началу съемок весь фильм у нас нарисован и описан. Но текст сценария имеет очень важную функцию - соблазнить "читателей", которые решают финансирование будущего фильма. В то же время, сочинив сценарий, вы создаете основу для будущего проекта фильма. То есть сценарий важно написать весело, чтобы он был читабелен. А позже, когда вы приступаете к проекту фильма, об этом тексте вы можете забыть.

Отар Иоселиани: В Грузии исчезло то необходимое звено, которое составляло связь между поколениями. Грузинские большевики выборочно истребляли своих сверстников. Выжили немногие, а в основном - карьеристы, чекисты... всякая дрянь. Сегодняшнее поколение - это их дети. Кем они воспитаны и чему научились?
Расскажите, пожалуйста, о вашей новой картине.

- Это фильм о "функционере" (французское "fonctionnaire"), по-русски, о чиновнике. Чиновники - люди, вступившие в добровольное рабство. Мой фильм о том, как приятно, оказывается, от этого рабства избавиться и стать независимым и свободным. Я наблюдал, как живут попы, монахи, военные и полицейские. В молодости мне пришлось близко столкнуться с редакторами Госкино и наблюдать, в каком несчастном положении они находились.

Вы сказали, что в СССР вы работали вопреки системе, преодолевая цензуру и чиновников. А во Франции вы чувствуете себя свободным?

- Здесь тоже есть цензура. Цензура публики, у которой десятилетиями воспитывался дурной вкус. Сегодняшний кинозритель редко бывает старше 25 лет. Это означает, что люди, которые могли бы размышлять вместе с вами над теми явлениями, которые вы хотели бы трактовать и анализировать, практически в кино не ходят. А раз они не ходят в кино, значит предполагают, что это чепуха, это несерьезно. Цензура толпы, жующей поп-корн. Все довольны: в зале воняет арахисом, а зрителя нет...

Фильм "Сады осенью" сделан при участии России. Хотели бы вы снять фильм в России, если представится такая возможность?

- Ни в коем случае. Я эту Россию уже не знаю. Я там уже не живу. А фантазировать на тему о том, что было раньше, мне неинтересно. А так как мои российские коллеги адаптируют для кино литературные произведения, это означает, что то, что происходит перед их глазами, они в упор не хотят видеть, снимать не смеют или не могут. Или все, что они видят, настолько непонятно, запутано и неприглядно, что необходимо время, чтобы осмыслить свалившиеся на нас на всех ужас и беду и соотнести это с тем, что было раньше. Пока такое "остранение", очевидно, невозможно.

Каково ваше отношение к тому, что происходит сегодня в Грузии?

- Явилось вдруг оголтелое поколение людей, которые дорвались до власти. Я пока не вижу, чтобы они были озабочены серьезным решением проблем, существующих в моей стране. Правда, есть и объективные причины - атмосфера жуткого давления российской администрации: грязная история с Абхазией, с Южной Осетией... Все это не может не отравлять атмосферу.

К сожалению, в Грузии исчезло то необходимое звено, которое составляло связь между поколениями. Грузинские большевики выборочно истребляли своих сверстников, которые представляли хоть какую-то культурную и человеческую ценность. Выжили немногие, а в основном - карьеристы, чекисты... всякая дрянь. Сегодняшнее поколение - это их дети. Кем они воспитаны и чему научились? Правда, у меня есть надежда - надежда на тексты. На молодых людей, которые их читают, о чем-то задумываются и, слава Богу, не занимаются политикой. Может быть, лет через 50 в Грузии что-то произойдет.

Мария Бейкер, британская вещательная компания "BBC"

Отар Иоселиани - Известный кинорежиссер. Родился в 1934 году в Тбилиси. Окончил механико - математический факультет Московского Государственного Университета и режиссерский факультет ВГИК-а (мастерская А. Довженко). В 1962 году поставил свою первую короткометражную ленту "Апрель", а в 1964 году снял документальный фильм "Чугун". Уже для этих фильмов был характерен оригинальный режиссерский стиль, который ярко проявился в его первой полнометражной картине "Листопад" 1966 года, удостоенной в Канне приза "ФИПРЕССИ" и приза Жоржа Садуля за лучший дебют. В 1971 году на экраны вышел фильм "Жил певчий дрозд", а в 1976 году режиссер поставил "Пастораль", получившую приз ФИПРЕССИ на Берлинском фестивале. С начала 1980-ых годов работает во Франции, где снял нескольких документальных и короткометражных картин. В 1984 году поставил фильм "Фавориты Луны", удостоенный на Венецианском Кинофестивале специального приза жюри. Этой же премией были отмечены еще два его фильма - "И стал свет" (1989 год) и "Разбойники. Глава седьмая" (1996 год). В 1999 году на экраны вышел его новый фильм, в котором он сыграл и одну из главных ролей - "Прощай, дом родной", впоследствии названный в российском кинопрокате название "In vino veritas".


11.02.2017
В Грузии будет открыта новая военная база США

11.02.2017
СМИ Грузии заинтересовалась Германия

10.02.2017
Спад на рынке недвижимости Тбилиси составил за год 30%

10.02.2017
В пригороде Тбилиси будет построен мини-город на 5.000 жителей

05.02.2017
Олигарх Бидзина Иванишвили остался без американской "крыши"

04.02.2017
СМИ для Бидзины Иванишвили - продукт одноразового использования

01.02.2017
"Детский Мир" пал жертвой алчности олигарха?

01.02.2017
Гражданин олигарх нацелился на "аджарскую жемчужину"

27.01.2017
Грузия вновь продолжает жить не по средствам

27.01.2017
Долг перед грузинскими комбанками достиг отметки в GEL 18.900.000.000


Copyright © NRegion, 2005 — 2017
info@nregion.com | Об издании