NRegion

PDA version   Export RSS/XML     English Google translate    
Internet Publishing

Новости
Политика
Экономика
Геополитика
Общество
Право
Бизнес

 Грузия
 Армения
 Азербайджан

Получать новости на E-mail:



Общество
Сталин жив в каждом из нас
После работы над сериями "Сталин, Live" я понял, что вполне могу работать самостоятельно - и как режиссер
28.03.2007
После работы над сериями "Сталин, Live" я понял, что вполне могу работать самостоятельно - и как режиссер

Версия для печати ·
Добавить в избранное ·

Автор сценария и режиссер-постановщик семи "грузинских" серий Николай Квижинадзе - отнюдь не кинодеятель. Более того, он был известен в свое время как журналист "Комсомольской Правды", далекий от мира кино. И вдруг - такой дебют: художественный фильм! Да еще замахнуться на такую значимую фигуру, каким был Сталин. Об этом - разговор с Николаем Квижинадзе.

Более полувека прошло со дня смерти Сталина - "вождя народов", создателя СССР, и вот он вновь будоражит сознание людей, вызывая ожесточенные споры сторонников и противников. Отчего вдруг такой живой интерес?

- Оттого, что Сталин продолжает жить в каждом из нас. Его годами превозносили до небес, затем годами поливали грязью, но он всегда оставался в России знаковой фигурой. При подготовке сценариев мне пришлось перелопатить массу исторической литературы, и я согласен с историком Михаилом Хейфецем, который считает, что "россияне дожили до того периода в своей истории, когда, не забывая, что Сталин был потерявшим душу монстром, люди начали ощущать, что необходимо оценить его фигуру во всей сложности немалых природных дарований и удивительных особенностей судьбы. Если некая личность сумела наложить печать на души миллионов сограждан и на их потомков, то социальную травму не вылечить, если не понять специфику опаснейшего для народа историко-социального заболевания".

А тебя лично, чем заинтересовал этот "монстр"?

- Мой продюсер Григорий Любомиров, создатель сериала о жизни Сталина, сделал оригинальный ход, решив представить публике не рассказ о нем, а его рассказ о себе и эпохе. Сериал, по сути, являет собой монолог "вождя народов". Эта продюсерская задумка меня очень заинтересовала. Одно дело судить Сталина со стороны, и другое - попытаться те или иные события увидеть глазами самого Сталина.

В кино или на телевидении пока еще не было такого прецедента, чтобы разговор велся от его имени. Не было и киноверсии о детстве и юности генералиссимуса. А ведь его черты характера, такие как твердость, жестокость, упрямство, стальная воля закладывались в юные годы. Мне было интересно наблюдать за первыми жизненными шагами этого титана, - какими категориями он мыслил, во что верил, о чем мечтал. Ведь никто же не отрицает, что это была выдающаяся фигура. Можно считать его тираном и деспотом или, наоборот, благодетелем, можно его любить или ненавидеть, но посредственностью его назвать никак нельзя.

Представьте себе: человек поднялся на такую высоту! Обошел Троцкого, обошел самого Ленина… Он преодолел все барьеры – там же умы какие сидели! А Бухарин, Зиновьев, остальные? И все же именно он, а не другой, пробрался на вершину власти... А что было потом? Огромную крестьянскую страну сделал атомной державой. Как говорил Уинстон Черчилль, принял с сохой, а оставил с атомным оружием. И какую огромную империю создал! Посредственность не взяла бы такую высоту. Как писал Анри Барбюс, это был самый знаменитый и, в то же время, самый неизведанный человек в мире.

Скажи честно, сколько правды и сколько вымысла в твоих сериях?

- Мои серии не претендуют на документальность, на хроникальность, они - продукт творческой переработки биографических фактов, имевших место в действительности. Жизнь Сталина глазами художника - мы смотрим и решаем все на уровне эмоций, переживаний, а не на уровне оценки его деятельности. Мы рассказываем о живом человеке из плоти и крови. Мы задаемся вопросами: что могло его волновать, что радовать? Он кому-то завидовал? Страдал? Был влюблен? Масса вопросов.

Мы следим за тем, как он рос, как воспитывался, как открывал для себя мир, постигал добро и зло. Труднее всего было прочертить линию развития характера. Ведь линия эта не была прямой. Маленький Сосо, а потом и юный Коба, шел по жизни, колеблясь между Богом и Дьяволом, и многое факты его биографии были противоречивы. Скажем, в духовном училище он был среди отличников и в то же время, известно, что он был главарем местных хулиганов. Как это совместить в одном характере? Как совместить железную волю человека, не раз бежавшего из ссылки, и его попытку самоубийства?

Неужели "железный вождь" когда-то хотел покончить с собой?

- Вполне вероятно, ведь он и вправду через многое прошел и во многом был разочарован. Мать его в детстве много ласкала. Но и била много. Так крепко, что он запомнил. И отец бил. А еще его били во дворе, в училище, в семинарии тоже били. Сначала он не мог понять, почему? Но потом понимает по-своему: из него хотят сделать человека. Представляешь? И вот он уже сам пытается напомнить кое-кому, что ему еще не поздно стать человеком. Он видит: человек беззащитен, а зла в мире много. Он видит обездоленных и нищих людей вокруг, видит, как князья, заводчики и фабриканты издеваются над народом. И царь их защищает. Он понимает, что это ненормально. И тогда он делает вывод: Бог жесток, он кровожаден. Ему угодно мучить человека при жизни. Еще более страшными мучениями грозит он ему в загробной жизни. Но и этого ему мало. Он, в конце концов, хочет уничтожить все, что ни есть на земле и создать райский мирок для избранных. А он, Коба, не хочет, чтобы его уничтожили. И мир, в котором он живет.

Именно этот, земной мир, Коба считает раем. И поскольку христианские заповеди на земле не работают, поскольку они бессильны, добро само должно себя защищать - такова логика его мышления. Вот почему Коба идет в революцию. Он искренне считает, что это единственно верный путь для каждого честного человека. Но потом, когда он убеждается в том, как грязна и корыстна политика, как кровожадна революция, эта вера в нем пошатнулась. И тогда он приходит к последней черте: мировой порядок устроен бестолково, его надо менять, но сделать это не под силу человеку. Это может сделать только время. А на время повлиять невозможно. Его нельзя ускорить. Его можно только остановить. Остановить не вообще, а лично для себя. Так у Кобы рождается мысль о самоубийстве.

В итоге у тебя получается вполне положительный герой. А не есть ли все это романтизация зла?

- Ну почему же? Мы предлагаем нашу версию жизни молодого Сталина. Нам кажется, что он себя видел именно таким, именно так он себя представлял. Вот и все. Здесь нет романтизации.

"Но как тут быть, когда внутри нас не умер Сталин?" - этот вопрос поэта Бориса Чичибабина будет нас еще мучить долго. Как ты расцениваешь современную, вполне заметную тенденцию некоего очеловечивания бывшего верховного правителя?

- Любое произведение искусства интересно как раз очеловечиванием. Если мы хотим рассказать о какой-либо исторической личности, то, само собой разумеется, мы эту личность будем раскрывать изнутри. И ничего предосудительного в этом нет. Ведь очеловечивать - это не значит представлять в "положительных" тонах. У нас он и злой, и добрый, и жестокий, и справедливый - разный. Героя нельзя рисовать одной краской, тогда он не интересен.

У тебя в сериях все красиво - и природа, и интерьеры, и актеры… Где ты снимал всю эту красоту?

- Я думал сначала определиться в Гори - родном городе Сталина, но там оказалось до обидного мало сохранившихся интерьеров начала прошлого века. Поэтому основные съемки прошли в Тбилиси и в селе неподалеку - Ничбиси.

Ты признался мне, что тебе было нелегко…

- Кино в наше время снимать вообще нелегко. А поскольку в Тбилиси я отправился один, без исполнительного продюсера, то мне приходилось решать наряду с творческими массу организационно-технических проблем. К тому же я был ограничен в средствах и времени. По сути это был марафон. На подготовительный период и кастинг отводилось всего неделя. Оперативно была сформирована съемочная группа, отобраны 85 актеров, взяты в аренду съемочная техника, автомашины, 620 наименований изделий одежды, определены порядка 80 интерьеров. Семь серий мы сняли за 16 дней. И это при 40-ка градусной жаре! Было от чего сойти с ума. Но никто не сошел. У меня была блестящая команда, играли лучшие грузинские актеры, и замечательные талантливые дети... Что еще можно было пожелать творческому человеку!?

Мы с тобой вместе работали в "Комсомольской Правде" и ты числился там, среди лучших "перьев". Как тебя, бывшего журналиста, занесло в кино?

- Я вырос за кулисами тетра - бабушка, мать и сестра были актрисами. О режиссуре в кино и театре я мечтал всю свою жизнь. После МЭИ, который мне пришлось окончить по настоянию отца, считавшего, что "золотые медалисты" должны все поголовно учиться на инженеров, дважды поступал во ВГИК. Не пробился - не хватило пороха, и ушел в журналистику. Но параллельно имел отдушину - свой театр-студию, где играли дети. Перестройка помогла мне устроиться на телевидение, получить первые профессиональные уроки на "Грузия-Фильме". Моим наставником был великий режиссер Тенгиз Абуладзе. Моими кумирами - Чаплин, Феллини, Тарковский. Потом были режиссерские курсы, потом первые проекты в кинокооперативе "Лунный Глобус" с известным продюсером и режиссером Левашовым - Туманишвили.

Я был автором сценария и режиссером - постановщиком первого Всесоюзного Международного Фестиваля Телевизионных Фильмов "Золотое Руно". К сожалению, компания наша вскоре развалилась. Развалился и совместный проект с англичанами "Росинант", где я должен был выступать не только как соавтор сценария, но и как сорежиссер. Надо было как-то зарабатывать на жизнь. Купил в складчину со своим приятелем обыкновенную VHS видеокамеру и пошел снимать для американского новостного телеагенства гражданскую войну, которая к тому времени разразилась в Грузии. И пошло, и поехало... Не прошел год, как я уже возглавлял кавказское бюро американской корпорации "Всемирные Телевизионные Новости" (WTN). Мотался по горячим точкам - Абхазия, Грузия, Нагорный Карабах, Южная Осетия, Ингушетия, Чечня, Буденновск, Первомайское... Организовывал специальные репортажи для ведущих телекомпаний мира.

Не страшно было?

- Риск, конечно, был. Но было и другое - настоящая западная профессиональная школа. Мне удалось освоить на практике профессии оператора и монтажера, редактора и мастера по звуку, режиссера и продюсера. Вот почему позже, перебравшись в Москву по приглашению одного из основателей телекомпании "НТВ" Владлена Арсеньева, мне было нетрудно запускать с нуля, как техническому директору, телеканал "НТВ – Интернейшнл", которым руководил тогда Андрей Каморин, ныне генеральный директор компании "Новый Русский Сериал". Потом была компания "НТВ – Кино", где довелось раскручивать первые российские сериалы, в том числе "Каменскую"...

- А потом была "великая депрессия"... Я вложил деньги в собственную кинокомпанию, уже договорился о совместном проекте с англичанами моего "Росинанта", но тут случился дефолт. Я прогорел начисто. Было отчего прийти в отчаяние...

Ладно, не будем о грустном. Может скажешь два слова о своем "Росинанте"?

- Однажды за обедом Гоги Левашов-Туманишвили рассказал мне историю "грузинской" клячи, которую режиссер Резо Чхеидзе, дабы сэкономить деньги, прихватил с собой в Испанию на съемки многосерийного телефильма о похождениях Дон Кихота. И вот кляча отработала свое. Куда ее девать? Везти назад - накладно. Сдали на живодерню... И тут я говорю Гоги: стой! Росинанта не сдали на живодерню. Его просто бросили в поле и уехали. И тогда Росинант пошел домой. Пошел в Грузию! Один, сам по себе. Через все страны и континенты. Об этом будет фильм! Этот проект так и остался на бумаге, но я все же надеюсь, что у него будет будущее.

Чем ты сейчас занимаешься?

- После работы над сериями "Сталин, Live" я понял, что вполне могу работать самостоятельно - и как режиссер, и как автор сценария, и как продюсер. То есть, создавать проект с нуля и сдавать его заказчику, как говорится, "под ключ". Это и есть мой путь. Сейчас занят продвижением криминальной драмы "По высшим козырям", где столкну два мира - олигархический и криминальный. В этой кровавой и бессмысленной бойни, которую устроят стороны и в результате которой пострадают ни в чем не повинные люди, не будет ни победителей, ни побежденных. Гибнут оба зачинщика войны. Это будет рассказ о бессмысленности человеческой вражды и ненависти. Проектом уже заинтересовались две компании. Быть может, удастся снять настоящее кино, то есть, "полный метр" на пленке и двенадцать серий для телевидения отдельно.

Еще очень хочется снять художественный сериал о нашей с тобой "Комсомолке", о жизни уникального журналистского коллектива единомышленников, воспитавшего целую плеяду "звезд" профессиональной журналистики.

В проекте по свидетельствам очевидцев будут восстановлены наиболее значимые моменты в жизни газеты, а значит, и в жизни страны. Мы постараемся максимально приблизиться к реальным событиям минувших лет и к их реальным героям - о чем они думали, о чем мечтали, во что верили. Мы покажем без прикрас журналистскую кухню, раскроем механизм "фабрики журналистских звезд", расскажем о судьбах газетчиков - с их радостью и болью, с их взлетами и падениями, с их удачами и разочарованиями. О том, что, как правило, оставалось за границами газетных строк. Перед нами откроется целая галерея исторических фигур, начиная от руководителей страны до знатных рабочих, от выдающихся деятелей культуры и спорта до простых людей, от которых, зачастую, зависела судьба крупного открытия или успех масштабной стратегической операции. В итоге рассказ наш, который по жанру будет исторической драмой, получится о целой эпохе жизни страны, отраженной, как в зеркале, в жизни центральной молодежной газеты.

Я проработал в "Комсомолке" пять лет. На себе ощутил "дух шестого этажа" и лично знаком со многими бывшими и нынешними сотрудниками газеты, которые согласились принять участие в осуществлении этого проекта. Генеральный директор издательского дома "Комсомольская Правда" Владимир Сунгоркин заявил: газета готова выступить информационным спонсором проекта и оказывать всяческое содействие его продвижению.

Напоследок, скажи честно: ты-то сам как к Сталину относишься?

- Как к исторической фигуре, жизнь и деятельность которой надо продолжать исследовать всеми доступными методами, в том числе, и художественными. И чем больше будет оригинальных версий, тем ближе мы будем к истине.

Беседовал Анатолий Строев, "Агентство Национальных Новостей"


11.02.2017
В Грузии будет открыта новая военная база США

11.02.2017
СМИ Грузии заинтересовалась Германия

10.02.2017
Спад на рынке недвижимости Тбилиси составил за год 30%

10.02.2017
В пригороде Тбилиси будет построен мини-город на 5.000 жителей

05.02.2017
Олигарх Бидзина Иванишвили остался без американской "крыши"

04.02.2017
СМИ для Бидзины Иванишвили - продукт одноразового использования

01.02.2017
"Детский Мир" пал жертвой алчности олигарха?

01.02.2017
Гражданин олигарх нацелился на "аджарскую жемчужину"

27.01.2017
Грузия вновь продолжает жить не по средствам

27.01.2017
Долг перед грузинскими комбанками достиг отметки в GEL 18.900.000.000


Copyright © NRegion, 2005 — 2017
info@nregion.com | Об издании