НОВЫЙ
РЕГИОН
http://www.nregion.com

Тайны старого дома

26.09.2018
· Вернутся к статье | Добавить в избранное ·
Газета "Аргументы и Факты" опубликовала авторскую статью, под заголовком: "Тайны старого дома". Материал посвящен истории Тбилиси и жизни выдающихся горожан, на примере одного старого дома, и судеб его прежних обитателей. "NRegion" приводит содержание данного материала.

Листая прошлого страницы...

Иногда все самое интересное находится прямо перед глазами, но мы этого не замечаем. Старинный особняк, в котором уже многие годы располагается редакция газеты "АиФ - Тбилиси", чьи пороги обивало ни одно поколение журналистов, упорно скрывал свои тайны и богатую историю. О значимости места свидетельствовала лишь скромная мемориальная доска, установленная на фасаде. Впрочем, и она появилась лишь несколько лет назад. Плиту повесили благодаря проекту ЕС, отмечавшего здания в Старом Тбилиси, построенные европейскими мастерами. Автором этого дома оказался немецкий архитектор Альберт Зальцман. Он спроектировал его в 1863-ем году. Тот самый Альберт Зальцман, который построил здание Музея истории Грузии, на проспекте Руставели. Для кого же предназначался этот дом? Единственной визуальной подсказской к разгадке этой тайны стала ржавая дверная решетка с монограммой в виде латинской буквы "Н".

Кто же был этот "Н", когда-то живший в угловом доме, по замысловатому адресу: ул. Леонидзе N7/2 Сулхан-Саба? Чтобы получить ответ на этот вопрос пришлось покопаться в архивах. Определенная сложность заключалась в том, что в начале XX века нумерация домов на ул. Леонидзе была изменена. Произошло это еще в 1915-ом году, после возведения здания "Тбилисского общества взаимного кредита" (позднее в этом здании располагался филиал Госбанка СССР, затем Нацбанк Грузии, а теперь будет МИД). Неоднократно сменила название и сама улица. В советскую эпоху это была ул. Кирова, а при царе - сначала ул. Нагорная, а затем ул. Сололакская. Улице Сулхан-Саба повезло чуть больше. Тут и нумерация осталась прежней, и названия менялись куда реже. В конце XIX-го - начале XX-го века это была ул. Фрейлинская.

Итак, листаем пожелтевшие страницы "Адресной книжки" Тифлиса за 1898-ой год. Выясняется, что 120 лет назад дом по ул. Фрейлинской N2 принадлежал светлейшей княгине Тамаре Давидовне Грузинской. Ей же принадлежали здания на ул. Сололакской N11 и N13. То есть это и есть тот самый угловой дом на пересечении нынешних улиц Леонидзе и Сулхан-Саба. Как нельзя кстати пришелся и ветхий рекламный листок 100-летней давности, выложенный на просторах Интернета. Его текст гласит: "Варшавская дамская модная мастерская. Тифлис, Сололакская ул. N7, дом князя Ратиева". Кто же этот князь Ратиев, княгиня Грузинская и при чем здесь таинственный владелец монограммы с буквой "H"? И тут все становится на свои места. Тамара Давидовна Грузинская - вдова светлейшего князя Ираклия Александровича Грузинского. Тогда, как князь Иван Дмитриевич Ратиев (Ратишвили) приходился покойному князю зятем - мужем младшей дочери. Теперь ясно, откуда взялась загадочная монограмма и что она значит. Под буквой "H" скрывалось имя первого владельца дома: "Heraclius" - Ираклий.

Впрочем, во второй половине XIX века не только этот особняк, а вся ул. Сулхан-Саба именовалась Ираклиевской. Тогда это была совсем новая улица. Она заканчивалась парком наместника российского императора на Кавказе. Сейчас на месте той части парка, которая не уцелела до наших дней, находятся здания правительства (ранее - здание ЦК КП ГССР) и Службы госбезопасности (старое здание ЦК КП ГССР, а позднее КГБ ГССР). Фрейлинской улица была названа лишь в конце XIX-го века. Причем выбор нового названия вновь был напрямую связан с обитателями особняка. Она была переименована в честь вдовы и обеих дочерей светлейшего князя, являвшихся фрейлинами российской императрицы. Чем же были знамениты и примечательны жители этого дома?

Ираклий Грузинский происходил из царской династии Багратиони. Он был сыном цесаревича Александра Батонишвили от брака с княгиней Марией Мелик-Агамалян и внуком царя Картли и Кахети Ираклия II-го. Современники утверждали, что и внешне он очень походил на своего венценосного деда. Согласно семейной легенде, сводным братом Ираклия Грузинского был небезызвестный имам Шамиль. Герой народов Северного Кавказа якобы являлся сыном кавказской красавицы и цесаревича Александра. Сам Ираклий Грузинский за свою жизнь успел поучаствовать во многих военных походах. Он был представлен ко двору российских императоров Николая I-го и Александра II-го, а также принят при дворе французского императора Наполеона III- го. Князь вышел в отставку в звании полковника, с чином действительного статского советника и поселился в Тбилиси, где проявил себя как меценат и просветитель. Он основал "Комитет по делам письменности" и построил две школы - на Мтацминда и в Авлабаре. Горожане их так и прозвали - "школы Ираклия".

Его супруга - княгиня Тамара Чавчавадзе продолжила начатое им дело. Она занималась благотворительностью и просвещением, активно помогала реформатору и общественному деятелю Илье Чавчавадзе, являлась членом "Общества распространения грамотности среди грузин", попечительного комитета Грузинской дворянской гимназии, председателем "Комитета помощи погорельцам". Княгиня приобрела в Венеции виллу "Бимба", где открыла "Музей грузинской культуры". В нем была собрана богатая коллекция экспонатов, отражавших историю, жизнь и быт грузин. А из своей личной коллекции она передала в дар грузинским музеям многие шедевры европейской живописи.

Тамара Чавчавадзе была дочерью героя кавказских, крымской и русско-турецких войн, генерала Давида Чавчавадзе и княгини Анны Багратиони – внучки последнего царя Картли и Кахети Георгия XII-го. Ее дед - генерал, князь Александр Чавчавадзе был поэтом-романтиком, крестником российской императрицы Екатерины II-ой и тестем выдающегося русского писателя, драматурга и дипломата Александра Грибоедова. Тогда, как прадед - князь Гарсеван Чавчавадзе являлся послом грузинских царей Ираклия II-го и Георгия XII-го, подписавшим Георгиевский трактат в 1783-ем году.

Не менее яркий след в истории оставили и представители последующего поколения жителей дома. Старшая дочь Ираклия Грузинского и Тамары Чавчавадзе - Елизавета Грузинская, а в замужестве - княгиня Джамбакуриан-Орбелиани, чье детство прошло в этом доме, была известной поэтессой и переводчицей. Она публиковалась под псевдонимом "Сазандари", писала стихи на русском и французском языках, была редактором, переводчиком, видным меценатом, издавала газеты и содержала модный литературный салон.

Ее первый перевод на французский язык был издан в Париже еще в 1907 году. Предисловие к нему составил французский писатель Франсуа Коппе. Это издание она преподнесла в дар композитору Сергею Рахманинову. Ныне книга хранится в Музее имени Глинки, в Москве. Большая заслуга принадлежит ей и в составлении антологии грузинской поэзии на французском языке, куда вошли переводы сочинений Александра Чавчавадзе, Николоза Бараташвили, Григола Орбелиани, Вахтанга Орбелиани, Ильи Чавчавадзе, Акакия Церетели, Важа Пшавела, Галактиона Табидзе и других грузинских поэтов. Но самой большой ее заслугой является перевод "Витязя в тигровой шкуре" Шота Руставели. Она перевела поэму белым стихом. До этого на французском существовал лишь перевод в прозе. Под ее редакцией вышел и английский перевод поэмы британки Марджори Уордроп.

Елизавета Орбелиани издавала газеты "La Republique Georgienne" и "Chroniques de lа Georgie" и содержала литературный салон, где собрала практически всех видных представителей грузинской культуры и искусства начала XX-го века. В их числе скульптор Яков Николадзе, художник Гиго Габашвили, поэт Иосиф Гришашвили, композиторы Захария Палиашвили и Дмитрий Аракишвили, писатели Шалва Дадиани, Константин Гамсахурдия, актриса Нуца Чхеидзе. Ей посвящали стихи выдающиеся грузинские поэты Акакий Церетели и Важа Пшавела. В ее альбоме, хранящимся в Музее грузинской литературы, есть записи Марселя Прево, Сергея Рахманинова и Федора Шаляпина. В 1918-ом году Елизавета Орбелиани участвовала в основании Тбилисского госуниверситета, где возглавила кафедру французского языка, став первой грузинской женщиной - профессором университета.

Интересной личностью был и зять Ираклия Грузинского и Тамары Чавчавадзе - князь Иван Дмитриевич Ратиев (Ратишвили). Он был женат на их младшей дочери - княгине Екатерине Грузинской. Ее детские годы и молодость прошла именно в этом доме. Дом был передан в качестве приданного ее мужу, тогда еще бравому кавалерийскому офицеру. Позднее ему выпала честь стать спасителем исторических реликвий и шедевров из сокровищницы династии Романовых, а также части золотого запаса России.

Во время штурма Зимнего дворца большевиками полковник императорской свиты, полицмейстер дворца Иван Ратиев не бежал от опасности, не присвоил бесценные сокровища, воспользовавшись суматохой, а остался верен офицерскому долгу. Он приказал своим гвардейцам эвакуировать и взять под охрану сокровищницу. Для ее спасения князь вел переговоры с эмиссаром большевиков Владимиром Антоновым- Овсеенко. Он передал императорские сокровища государству, в целости и сохранности. А ведь среди них были не только драгоценности, шедевры искусства, предметы старины, но и настоящие исторические реликвии. В их числе царские регалии - большая императорская корона, держава и скипетр, украшенный знаменитым бриллиантом "Орлов" в 185 карат.

Пожалуй, он был единственным человеком в мире, удостоенным обращения "товарищ князь". Именно так к нему обратился Владимир Ленин. В ноябре 1917-го года советское правительство на страницах газеты "Известия", за подписью Владимира Ленина, выразило ему благодарность за самоотверженный труд по защите и сохранению народных сокровищ, назначив комендантом Зимнего дворца и всех музеев и дворцов Петроградского района. В период гражданской войны Иван Ратиев выполнил еще одну важную миссию. Он лично сопровождал "золотой эшелон" - поезд с золотым запасом, отправленный из Петрограда в Москву. Дорога в Москву была непростой. На него оказывалось давление с тем, чтобы он остановил поезд. По дороге поезд был обстрелян. Но отважный князь успешно справился и с этой задачей.

Во времена советской власти аристократическое происхождение и близость к императорскому двору едва не стоила ему жизни. В 1920-ые годы он был арестован "за участие в контрреволюционной монархической организации". Спасли лишь прежние заслуги и личное поручительство наркома Анатолия Луначарского. Доживал свой век бывший главный хранитель и спаситель царских сокровищ в Тбилиси, в качестве персонального пенсионера. К тому времени все имущество князя, в том числе и дом, доставшийся ему в приданое, давно уже были национализированы. Внимание сограждан он привлек к себе лишь в 1950-ых годах, когда в грузинских газетах стали одна за другой появляться статьи о его героическом прошлом. Тогда к нему зачастили школьники, которые повязывали пионерский галстук на шею князю, гвардии полковнику императорской свиты, мужу фрейлины императрицы.

Вот такие люди когда-то жили в этом доме. Жаль лишь, что за целый век "благодарные" потомки не удосужились хоть как-то отблагодарить их. На фасаде здания не висят мемориальные доски с именами мецененатов и просветителей Ираклия Грузинского и Тамары Чавчавадзе, основательницы Тбилисского университета, поэтессы Елизаветы Орбелиани, а также спасителя уникальных ценностей Ивана Ратиева. Но дом их по-прежнему стоит и продолжает хранить свои тайны.

Оригинал этого материала

http://www.nregion.com/txt.php?i=55351